Великие женщины

Эвита Перон

  Эва Перон родилась 7 мая 1919 года в небольшой скотоводческой деревушке Лос-Тольдос, что в 310 километрах от Буэнос-Айреса.

peron  Незаконнорожденная, как и ее три сестры и брат, Эва, тем не менее, оказалась единственной, кого не захотел признавать папаша. Суеверные мать и соседи сочли это дурным знаком – значит, девочка с рождения обделена счастьем.

  Эва и впрямь росла слабенькой и хрупкой. В возрасте четырех лет она опрокинула на себя сковороду кипящего масла, и по прогнозам врачей навсегда должна была остаться изуродованной. Однако когда через время доктор снял повязки, оказалось, что под ними вместо рубцов чистая, белая, полупрозрачная кожа.

  Когда ей было пятнадцать, она уехала в столицу вместе с заезжей знаменитостью, певцом Магальди – без гроша за душой, с чудовищным провинциальным акцентом и крестьянскими манерами; у нее была всего одна юбка и блузка, и то, что она не умерла с голоду в первый же год, казалось чудом даже ей самой.

Жаклин Кеннеди — Онассис

Американская принцесса

Материал подготовила Милла Рионова.
Фотографии взяты из открытых интерет-источников

Жаклин Бувье родилась в Лонг-Айленде 28 июля 1929 году. Густые темные волосы и выразительные глаза она унаследовала от своего обожаемого отца. Друзья прозвали его «черным шейхом» он был биржевым маклером . Он славился своим безукоризненным аристократическим обликом. Любил красивые автомобили, женщин и скачки.

  kennedyМать Джеки — Джанет Ли была полной противоположностью своему эффектному и беззаботному мужу. Воспитанная в строгих правилах хорошего тона, принятых в высшем обществе, она также воспитывала в Джеки сдержанность. Но Джеки не слишком любила мать и обожала отца,  а также своего деда Бувье, который был ее проводником в мире литературы и искусства. Джеки обожала поместье деда , которое было выдержано в безукоризненном стиле аристократизма. Джеки впитала с детства, что человек должен быть образован и воспитан, а главное выдержан. Тогда он будет чувствовать себя комфортно в любых обстоятельствах. Джеки считала себя аристократкой, хотя рассказы ее дедушки Бувье о том, что род Бувье происходит от королевской дома Людовиков, оказались всего лишь красивыми сказками. Но при этом в ней не было ни грамма снобизма. Она была одинакова любезна с людьми, не зависимо от их происхождения. И все же, вы всегда ощущали ее превосходство, говорили люди, знавшие ее. Однако, за внешней благовоспитанностью скрывалась неординарная личность: в ней уживалась сорви-голова и принцесса. Это особенно проявлялось в любви к лошадям.

 В пять лет Джеки уже побеждала в соревнованиях. Джеки пронесла любовь к лошадям через всю свою жизнь, и до конца своих дней оставалась превосходной наездницей.

 В1940 году родители Джеки развелись. Потрясение для Джеки было сильным, но она стоически переносила разлуку с отцом. Второй брак ее матери с миллионером Хью Оччинклоссом стал началом нового периода ее жизни. Она полюбила проводить время в поместье отчима. Где у нее была великолепная комната, и где она могла свободно предаваться своим любимым занятиям: чтению, катанию на лошадях, а также другой ее страсти — рисованию.

 

 

Марлен Дитрих

Марлен Дитрих родилась 27.12.1901 в Берлине в семье прусского офицера и дочери богатого ювелира. Умерла 6.5.1992 в Париже.
В системе ценностей Марлен Дитрих семья занимала главное место. “Моя мать была достойной представительницей старинной уважаемой семьи, воплощением истинной порядочности. Я всегда испытывала к ней величайшее уважение. И потому мне легко было следовать ее строгим, но ясным и определенным жизненным принципам”. Неизбежное принимай с достоинством, подчиняйся логике, ложись спать до полуночи — небрежность, опрометчивость, безрассудство исключены. Однако Мутти, как звала ее Дитрих, могла приехать в другой город, где Марлен воспитывалась в интернате, только для того, чтобы помыть дочери голову, — она гордилась ее волосами и хотела, чтобы дочь научилась содержать их в порядке.ditrih

Мужчины — отец, оба отчима, а потом собственный муж Рудольф Зибер — никогда не играли большой роли в жизненной философии Дитрих. “Папиляйн” Зибер всю жизнь был “мистером Дитрих” и откровенным подкаблучником — только эту роль ему дозволялось играть возле великой Марлен. Тем не менее, когда с ним приключилась банальная почечная колика, она подняла на ноги весь Голливуд, ища врача для милого Руди. Она отнимала у дочки ливерную колбасу, которую было не достать, — “не трогай, это папина”, заваливала мужа дорогими подарками и прожила с ним всю жизнь в законном браке. За это он терпел всех ее любовников и любовниц, находя утешение в объятиях Тамми, гувернантки-подруги-домработницы, русской танцовщицы Тамары, с которой Марлен подружилась в юности. Правда, Дитрих испортила жизнь обоим, заодно заставляя страдать и маленькую Марию, привязанную к Тамми больше, чем к матери.
Но что такое обыкновенные люди рядом с Великой Актрисой? Мария чуть не до пятнадцати лет ходила в носочках и платьицах с рюшками? Но ведь Дитрих всегда должна оставаться мамой очаровательной крошки, молодой мамой. Первый брак дочери она расстроила — и ездила к ней на квартиру драить полы своими божественными руками. Когда Мария Рива уже взрослой женщиной и матерью четверых сыновей выпустила ошеломившие мир мемуары о своей матери, Марлен вскоре умерла — от гнева? разочарования? стыда? Судя по ее взглядам, последнее исключено. И все же в глазах миллионов людей образ Великой Дитрих почему-то не поблек, несмотря на ужасные подробности ее семейной и интимной жизни. Потому что в них была правда о великой женщине и профи высочайшего класса.

 

Ава Гарднер

На экране она была такой же, как в жизни, а из жизни никогда не делала тайны. Скука и страсть, меланхолия и юмор, одиночество и шумные компании, боязнь рожать детей и почти маниакальное желание иметь крепкую семью — из этих противоречий, казалось, была соткана вся ее судьба.- Говорить она не умеет, двигаться не умеет, играть не умеет, — проворчал Луис Майер, когда ему показали первые кинопробы восемнадцатилетней Авы Гарднер. — Ничего не умеет… Но, черт возьми, она просто потрясающая!…Великая депрессия не пощадила Гарднеров — табачный лист стремительно дешевел, и отцу Авы пришлось продать ферму.

gardner  Это была обычная семья полуграмотных крестьян, живших неподалеку от забытого Богом маленького городка Смитфилда. Семеро детей. Ава — самая младшая. Ее мать Молли Гарднер — пышная южанка строгих пуританских взглядов — всю жизнь относилась к мужчинам с крайней опаской и без устали твердила об этом дочерям. Единственной книжкой в доме была Библия, единственным развлечением — старенький радиоприемник… А вокруг — ничего, кроме унылых серо-коричневых табачных плантаций Северной Каролины.Когда девушке исполнилось шестнадцать, отец неожиданно умер. После этого Молли, и без того видевшая в каждом мужчине насильника и подонка, окончательно помешалась на собственной праведности. Она запрещала Аве покупать новые платья, пользоваться косметикой и думать о чем-либо, кроме учебы. Ава молча слушала ее проповеди о грехе и добродетели и никогда не спорила с матерью. Но в фильмах, на которые юная барышня бегала тайком, торжество благодетели выглядело несколько иначе — после всех слез и страданий за честной девушкой неизменно приезжал красавец-принц и увозил любимую в страну вечного счастья. В этом и была разница: Молли не верила ни в любовь, ни в сказки об идеальном мужчине, Ава же в них верила. И как только ей исполнилось восемнадцать, переехала в городок Вильсон — такую же, надо заметить, дыру, как и Смитфилд, и поступила на курсы секретарш.Заветов матушки, впрочем, Ава не забывала. Подружки вспоминали, что мисс Гарднер была девушкой нервной, подозрительной, имела простой нрав, острый язычок и свято верила в то, что самое главное на пути к счастью — не позволять всяким нахалам залезать к себе под юбку.В начале лета 1941 года восемнадцатилетняя Ава отправилась в Нью-Йорк проведать старшую сестру Баппи, которая была замужем за фотографом Ларри Тэром. Ларри как раз собирался украсить витрины своей мастерской портретами томных красоток и от нечего делать решил «щелкнуть» свояченицу. Результат был ошеломляющим — с фотографий смотрела настоящая красавица: высокая грудь, тонкая талия, выразительные глаза и алебастровая кожа…Увидев снимки, Ава пришла в ужас — то, что она всегда старалась скрыть, сделалось теперь достоянием уличных прохожих! Впрочем, «прохожие» считали по-другому. Однажды снимки попали на глаза молодому клерку с киностудии «MGM» — и голливудская карьера будущей суперзвезды началась. По контракту, подписанному с Луисом Майером, Ава получала работу на семь лет и $ 50 в неделю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.